Иван грозный: назад в будущее

Иван грозный: назад в будущее

На роль царя Гайдай имел возможность забрать Никулина либо Вицина.

Данный фильм не испытывает недостаток в представлениях. Вольная экранизация пьесы Булгакова «Иван Васильевич» (ранний вариант — «Счастье»): вместо механической темпоральной автомобили — транзисторная, вместо патефона — магнитофон, а вместо Николая Тимофеева — Александр Сергеевич Тимофеев, правильнее, легко Шурик. Бывший студент, начитавшийся конспектов из-за поясницы Лиды и выстроивший машину времени.

Возможно продолжительно хвалить несложную, честную и зажигательную игру актёров, «выпуклые» и запоминающиеся персонажи, врезающуюся в память музыку, «чеховский» калибр сценария — сколь умный, столь и общедоступный, но основная изюминка фильма — его диалоги. Вернее, цитаты, на каковые была растащена каждая третья реплика храбрецов. С данной точки зрения «Иван Васильевич» — феномен, хороший книги рекордов Гиннесса.

Вряд ли какой из фильмов сравнится с ним по степени «крылатости» фраз.

Сцена погони снималась в ростовском кремле.

Гайдай умудрился придать политико-социальным шуткам уровня киножурнала «Фитиль» какой-то неповторимый лирический шарм. Сейчас так уже не сделаешь — реальность уже не та, «острая» киносатира деградировала до отметки «Бората» и «Бруно», в половине разговорных шуток упоминается половой орган, а ситуационный юмор ограничивается падением с пятого этажа на подушку-пердушку.

Фильм сняли в те времена, в то время, когда слова «сокращение штатов» возможно было отыскать только в военной теории СССР. Считается, что «Иван Васильевич» нисколько не устарел и доведёт до слёз от хохота кроме того нынешнюю молодёжь. Приятные слова в адрес любимого фильма, не смотря на то, что и через чур оптимистичные.

Львиная часть юмора основана на советских реалиях и будет малопонятна тем, кто не жил в стране, занимавшей 1/6 часть земной суши.

Давайте посмотрим правде в глаза — пройдёт ещё четверть века, и фразу «Весьма приятно, царь!» будут осознавать только постаревшие читатели «Мира фантастики». Большое количество ли вы наблюдали очень способных комедий 1950-х и смеялись над ними так же заразительно, как ваши старшие домочадцы?

Результат: не обращая внимания на это, всецело «Ивана Васильевича» ни при каких обстоятельствах не забудут. Такова отличие между шедеврами и просто хорошими вещами. Место «Джоконды» — в Лувре, а «Ивана Васильевича» — на экранах: электронно-лучевых, жидкокристаллических, OLED либо проецирующих картину прямо в мозг.

Но, по поводу последнего мы не ручаемся.

держава и Скипетр показались на 100 лет позднее, в семнадцатом веке.

Посол говорит не на шведском, а на немецком языке. Эпизод долгий, так что он проговаривает текст два раза.

Реклама «Сберегательного банка» (до 1988 года — сберегательных касс) и «Мальборо».

Ivan Vassilyevich Changes Occupation


Темы которые будут Вам интересны: