Кино на берлинале определяет цену человеческой жизни

Берлинале близится к концу. Нам продемонстрировали фильм «Железная леди» с Мэрил Стрип, но он не по большей части конкурсе фестиваля. А в самом конкурсе — явного фаворита всё ещё нет. Среди фаворитов критиков до тех пор пока названы картина братьев Тавиани «Цезарь обязан погибнуть» и фильм Данте Мендозы «Заложник». Сохраняем надежду, что за оставшиесяфестивальные дни в общем потоке картин окажется что-нибудь особенно увлекательное, что-то, что возможно было бы назвать Событием.

А до тех пор пока кино на Берлинале демонстрирует весьма неутешительную тенденцию, которую хотелось бы отметить уже на данный момент.Кино на берлинале определяет цену человеческой жизни

Кино на Берлинале определяет цену людской судьбе

Похоже, отборщики Берлинского МКФ намеренно скомпоновали фестивальные фильмы так, дабы перед зрителем вырисовалась определённая концептуальная сообщение, ведущая к ответственному, среди них и для авторов фильмов, обобщению. В случае если кратко сформулировать данный месседж, то он раздастся практически так: в отечественном современном мире жизнь человека, кроме того многих людей — ничего не следует. Храбрецы большинства картин легко распоряжаются чужими судьбами, или разламывают и уничтожают их при потребности.

Мендоза впрямую не осуждает террористов, скорее, он над ними иронизирует. В его фильме — террористы простые люди, легко они верят, что другие, не такие, как они, не имеют права на судьбу. Они уверены, убивая их, они помогают Аллаху

Это косвенно связано с работой титулованных братьев Тавиани, поскольку их персонажи – рецидивисты, убившие несколько жертву. И с фильмом Мендозы, где террористы жестоко издеваются над заложниками. А также во внеконкурсной картине «Жутко звучно и запредельно близко» и документальной ленте «Революционер невольно» присутствует та же идея.

Не говоря уже о новых фильмах русских кинематографистов — Алексея Мизгирёва и Андрея Грязева.

Пренебрежение к людской судьбе пронизывает всё последнее столетие, с наглядной настойчивостью обосновывают нам режиссёры. Воздействие «Цветов войны» Чжана Имоу происходит в китайском городе Нанкин, где разворачивается настоящая бойня, военная драма Анджелины Джоли «В крови и краю мёда» изобилует сценами изнасилований. Различные временные периоды, различные части света — везде одно да и то же.

В фильме «Сестра» (L’enfant d’en haut) Урсулы Мейер мальчик, живущий на лыжном курорте, должен красть, дабы добыть пропитание, а его сестра, которая в действительности его мать, занимается проституцией, и возвращается к себе со следами побоев

Китайский конкурсный фильм «Равнина белого оленя» о революции (Bai lu yuan) чем-то напоминает русскую картину «Жила-была одна баба» Андрея Смирнова — в обоих лентах кроме того присутствует однообразная сцена потопа, несущая символический суть. Мораль такова: какой бы ни была власть, люди в ней, в большинстве случаев, ведут себя как животные, готовые убить кроме того родного человека, в случае если того требуют их правила.

А также в картинах далёких от революционных потрясений и военных прослеживается та же идея — героиня индонезийского режиссёра Эдвина «Открытки из зоопарка» (Kebun binatang) влюбляется в фокусника, лишь она для него ничего не означает, он её бросает, а она делается девушкой легкого поведения, которую все применяют. В фильме Кристиана Петцольда «Барбара» над героиней издеваются германские разведслужбы, а все остальные, скованные страхом, опасаются ей оказать помощь.

Массовые беспорядки не смущают даму, которая уверена, что творит благо. Мэрил Стрип собственной игрой вынудила нас пожалеть Тэтчер, но усомниться в справедливости её правил

В «Металлической леди» отношение Маргарет Тэтчер к весам продемонстрировано как сущность всех катастроф ХХ века. Для Тэтчер не имеет значение то, что тысячи людей в стране поставлены за линии выживания. Забастовки и террористические акты сотрясают Англию, но дама-премьер совершенно верно знает, как верно.

Она подавляет восстания, развязывает войны а также на смертном одре не сомневается в собственной правоте. Вместо раскаяния она говорит с призраком собственного в далеком прошлом погибшего мужа и изрекает афоризмы в прессе. Мэрил Стрип блестяще отыгрывает собственную роль: её Маргарет Тэтчер не железная леди, она человек — легко сочувствие у неё имеется не для всех.

Обращение в фестивальных фильмах сейчас идёт не только о смене политических ориентиров либо о утрата сокровищ, а о том, что людская жизньне имеет цены, по причине того, что она больше ничего не следует.

Берлинале 2017. Итоги в сюжете Кино ТВ


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться