Проклятый путь

Сразу после американской премьеры «Проклятый путь» был заявлен первым кандидатом на «Оскар», а сразу после европейской, в конкурсе Венецианского фестиваля, первым провалом Сэма Мендеса. В это же время, его прошлая оскароносная «Красота по-американски» внушила доверие по обе стороны океана. Значит, где-то тут, в океане, и направляться искать суть «Проклятого пути».

Мендес чуть-чуть переуглубился, и фильм стал для внутреннего потребления. Что свидетельствует — Америка все же имеет что-то собственный, необщее.

Европа заметила обычный ретро-нуар в сочетании с роуд-муви. Хороший гангстер (Том Хэнкс), чью семью перебил нехорошей родной сын его крестного отца (Пол Ньюмен), вместе с единственным оставшимся собственным родным сыном (Тайлер Хечлин) бежит из Чикаго, дабы запрятать ребенка в далекой Пердиции (возможно перевести как «проклятие») у сестры. Попутно благодаря одной умной махинации обчищает все крестно-отцовские теневые квитанции.

За ним бегут Ньюмен, сын Ньюмена (Дэниел Крэйг) и нанятый убийца (Джуд Лоу). Но, куда ни беги, финиш известен. Исходя из этого основной упор — на отношениях «дети и отцы» и на законченности стиля.

Кадр из фильмаПроклятый путь

Вот это все Европа оценила. Мендес обработал каждую мелочь, в фильме нет ни одной произвольной, нестилизованной составляющей, а также небо, думается, такое, каким было как раз в годы Великой Депрессии. Все время имеется что разглядывать: гроб, обложенный льдом, милый домашний праздник, в то время, когда Ньюмен музицирует дуэтом с ребенком, которого на следующий день прикажет убить, нервную Дженнифер Джейсон Ли, фотографирующего трупы Джуда Лоу, подробности «тогдашних» ландшафтов и интерьеров.

В сравнении с «Крестным отцом» это значительно более узкая стилизация. И отношения также уже — не просто «убий-не убий», а уже ясно, что убивать не хочется никому, но время от времени приходится. Ребенок, что как бы все это вспоминает, решает именно вопрос, «кто виноват, что приходится» — тот, кто стреляет либо наличие ружья. До конца весьма интересно наблюдать, как как раз честный гангстер Том Хэнкс исхитрился морально обставить умного гангстера Пола Ньюмена.

Так и не дал ружье в руки ребенка, дабы по большому счету ничего не было нужно решать. Сама задача порочна.

Но всех этих небольших усовершенствований все равно не достаточно, дабы Европа дала «Проклятому пути» обставить первородные гангстерские саги и дабы он не плелся в хвосте у «Бурных 20-х годов», «в один раз в Америке» либо того же «Крестного отца». Но, значит, на родине в фильме заметили что-то немелкое, невторичное, новаторское и ответственное. Что же это? Как голову ни разламывай, все равно упираешься в один факт.

Целый рынок оказался по причине того, что Том Хэнкс лгал ребенку, а Дженнифер Джейсон Ли его в этом поощряла. Мальчик был полностью несложен, проказлив и любопытен, как все подряд мальчики, но он не знал, чем занимается отец, что они так прекрасно живут, отец об этом умалчивал, а мама не задавала вопросы при детях. Вот и узнал, вот и убили за это маму, братика, и все хорошее кончилось.

Кадр из фильма

Популярность фильма в Америке возможно растолковать тем, что они наконец додумались, что все подряд, эпически, как нация, произрастают из бандитизма, что истоки всей их хорошей жизни с «законностью», «семейными» ценностями «и политкорректностью» не теряются в столетиях, а просматриваются полностью. Это сознательное умолчание о полном беспределе, и это для американцев, видно, единственная естественная обстоятельство осознать, за что их сейчас таранят собственными «Боингами».

Любопытно, что на съемочной площадке также царила «домашняя» воздух. Продюсер Дэрил Занук когда-то приобретал «Вручения Оскара» за «Аферу» с Ньюменом, постоянный оператор Мендеса Конрад Холл приобретал когда-то «Вручения Оскара» за «Буч Кэссиди и Санденс Кид» с тем же Ньюменом того же Занука, Джуд Лоу сравнительно не так давно совместно трудился с Дженнифер Джейсон Ли на «Экзистенции» и т.д.

Один Тайлер Хечлин — дебютант в кино, и недаром в конце и начале данный мальчик у моря вечно решает, какой был отец, нехороший либо хороший, и никак неимеетвозможности решить. А что нам, вне семьи, фактически, решать, в то время, когда отец — убийца, шестёрка и вор в мафиозном клане?

К сожалению, кроме того с данной «родной» точки зрения фильм Сэма Мендеса должен разочаровать нас. Американцы так уперлись в то, за что их сейчас таранят, что вот уже больше года ни шагу назад, ни шагу вперед. Словно бы забыли, что в стиле «ретро» у любой нации и народности смогут просвечивать не одни гангстеры, но и различные яны гусы, жанны д’арк и джордано бруно, и всякие князья мышкины.

Другими словами любой имел возможность бы принять «на ура» эту гангстерскую сагу только в одном случае. Если бы Сэму Мендесу хватило пороху продемонстрировать, чем, фактически, на мальчика повлиял отец Хэнкс, как мальчик затем прожил собственную судьбу, стал ли позже князем Мышкиным либо все ему по барабану. Тогда еще было бы о чем поразмыслить.

Но Мендес ничего не продемонстрировал, потому, что снова же от роду «Проклятый путь» — экранизация комикса либо, правильнее, «рисованного романа» Ричарда Пирса Райнера, а бюджет в 80 млн. долларов родословную не перепишет. Бюджет — это все, что в Америке «собственный, необщее».

Проклятый путь


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться