Счастливое число слевина

счастливый

Неприятность допинга тревожит не только МОК (Интернациональный олимпийский комитет) и федерации, но и букмекеров. Пожалуй, кроме того в основном. А где ставки – в том месте и мафия.

в один раз неосторожное слово в беседе двух состоятельных господ привлекло интерес официанта, а от того по цепочке долетело до племянника Макса. Тот осознал, что это его единственный шанс вылезти из страха и пучины обыдённости за будущее семьи. И поставил на лошадь №7 одолженные у необычного посредника 20 тысяч долларов.

Ясно, что за ним находились весьма важные люди, которым лучше не задалживать. Но тут, как говорится – верняк.

Всё шло как по маслу, но за двадцать метров до финиша с уверенностью лидировавшая “семёрка” внезапно поднялась. Это был финиш. За воротами ипподрома Макса ожидала смерть.

Чуть раньше она посетила сына и жену.

Эту историю спустя два десятилетия некоторый господин Гудкат (Брюс Уиллис) поведал юноше, зависшему на пустынном вокзале в ожидании поезда. Для чего? Дабы подвезти к осознанию так именуемого Канзанского приёма, что свидетельствует действия и непредсказуемые поступки.

А после этого и применить его на собеседнике.

Чем не угодил негромкий парнишка мистеру Гудкату, мы определим не скоро. Как и возьмём объяснение той серии убийств, что промелькнёт перед отечественными глазами в течение ближайшей 60 секунд.

А в то время, когда туман развеется, в дверь самой простой квартиры постучит очаровательная китаянка (Люси Лиу), и некто Слевин (Джош Хартнетт) откроет ей дверь. Она – соседка Ника Фишера, что тут живёт, пришла за стаканом сахара. Полуобнажённый юноша в этом холостяцком логове показался увлекательным Линдси (так кличут малютку), и они познакомились.

Слевин только что приехал в гости к приятелю, по дороге нарвавшись на кулак грабителя, но не застал Ника дома.

Опоздал приезжий прийти в себя и накинуть что-нибудь из одежды, как в дверь постучали опять. Нет, это не Линдси. На пороги находились два жёстких негра, каковые должны были проводить хозяина данной квартиры к собственному боссу с незамысловатой кликухой Шеф (Морган Фримен).

Вялые попытки Слевина откреститься ни к чему не привели. Разве что по роже схлопотал лишний раз.

Оказалось, что Ник Фишер обязан Боссу кругленькую сумму, и тот в качестве компенсации требует в трёхдневный срок пристрелить сына собственного неприятеля Раввина (Бен Кингсли), причастного, как полагают, к недавней смерти единственного отпрыска Босса. И того не тревожит, что Слевин ни разу ничего аналогичного не делал. Задолжал – плати. Никакого согласия от Слевина не нужно.

Разговор несложен – либо ты, либо тебя.

Чуть новоиспечённый киллер возвратился “к себе”, как к нему пожаловали новые визитёры. Сейчас за дверью маячили два иудея, такие же скорые на расправу, как подчинённые Босса. Они доставили Слевина к Раввину. И тому Ник задолжал большие деньги, каковые нужно безотлагательно вернуть.

Ввиду отсутствия заёмщика бремя долга полностью ложится на Слевина. Вот кому не позавидуешь.

Но это далеко не всё, что вам направляться знать. Стоит юноше покинуть резиденцию того либо иного мафиозного фаворита (что Босса, что Раввина), как из-за кулис выходит господин Гудкат. И обсуждает с ними итоги беседы.

Какую игру он ведёт? На чьей стороне? Какая связь между всеми этими событиями? Не спешите, не так долго осталось ждать определите.

Говоря об этом фильме, стоит уточнить, что его режиссёр – британец. Ну, либо шотландец, что для кино не имеет никакого значения. Не обращая внимания на то, что он уже достаточно давно перебрался в Штаты, тяжёлая печать английских традиций в кинематографе так же, как и прежде давит на зрителя.

Я не через чур обожаю британское кино. Их режиссёры умудряются любой прогрессивный сюжет заморозить и, втиснув в тесную помещение, накрыть столь плотным покрывалом, что начинаешь задыхаться. Не столько от недочёта воздуха, сколько от холода, темноты и безнадёги, пронизывающей всё ваше естество, как капли дождя поздним ноябрьским вечером. Всё равняется где, всё равняется в то время, когда начинается действия, в кадре неизменно мрачно и промозгло.

Кроме того в случае если по сценарию – лето, почему-то думается, что осень. В то время, когда светит солнце, на душе пасмурно. Пускай не всегда, но частенько.

В “Радостном числе Слевина” как раз так. Ты ежишься в кресле, словно бы в канун простуды. Случается непогода и в американских фильмах, но в том месте страдает храбрец, мокнув под струями ливня, чихая и кашляя.

Тут же всё проходит через тебя, а действующие лица перескакивают с одного места действия на второе, минуя непогоду. Как словно бы сделаны из латуни, а не из крови и плоти.

В картине Пола Макгуигана так мало перемещения, что думается, словно бы его нет вовсе. Такое чувство, что всё происходит в одной комнате либо, на худой конец, студии. Чувство это обманчиво. В фильме имеется и панорамные съёмки.

Но и они какие-то куцые, нединамичные. Наслаждения от них ровно столько, сколько от езды на первой скорости по дорожке стадиона. А также то, что машина переполнена знаменитостями, не выручает от тоски.

Не обращая внимания на то, что и травят они высококлассные байки.

Да, сюжет весьма кроме того ничего. Не без натяжек и изъянов, но достаточно привлекательный. Не смотря на то, что также, в неспециализированном-то, статичный.

В таких историях главный акцент делается на уровень качества диалогов и мастерство исполнителей. А они разнятся. В случае если первое возможно назвать приемлемым, но далеко не идеальным, то второе содержит значительно более замечательный потенциал.

Но применить его легко некуда.

Мы знаем, что смогут делать на экране Морган Фримен и Бен Кингсли, но тут и продемонстрировать то по сути нечего. Простые мафиози среднего звена, ничего великого либо забавного. Нарисовано всё верно, но этого ли мы ожидаем от актёров для того чтобы уровня. То, что досталось Брюсу Уиллису, приводит к жалости. Итак играться нечего, к тому же что-то похожее уже было в его репертуаре раз эдак пять. Джош Хартнетт, наверное, понравился Макгуигану по совместной работе в “Уиккер-парке”.

Я не поклонник его таланта. Исходя из этого могу сообщить лишь одно – не сломал. Люси Лиу употребляется неизменно одинаково – в качестве мебели.

Жаль, что в этом случае в компании с Уиллисом.

“Радостное число Слевина” оставляет неоднозначное чувство. Пологаю, что с другим режиссёром из него возможно было бы сделать другой “Город грехов”, а Макгуиган попросту засушил сюжет, по обстоятельству ли твёрдой экономии либо по собственному разумению. В любом случае, я это не оценил.

Не смотря на то, что думаю, не все со мной согласятся. Как говорится, на цвет и вкус…

Трейлер Счастливое число Слевина


Темы которые будут Вам интересны:

Вам понравиться